Филатов о Коломойском, Яроше, Вилкуле, Саакашвили и Порошенко

В воскресенье, 26 ноября, мэр Днепра Борис Филатов давал интервью в программе Дмитрия Гордона на телеканале «112.ua». Итак, о чем же он рассказал телезрителям…

Почему не все знакомые поздравили Филатова 2 года назад с вступлением в должность мэра?

«Два года назад, когда 15 ноября 2015 года меня избрали на должность мэра Днепра, у нас был достаточно серьезный конфликт по поводу ареста Геннадия Корбана, вышедший в публичную плоскость. Поэтому Президенту Украины Петру Алексеевичу Порошенко было как-то не совсем удобно меня поздравлять. От Администрации Президента меня поздравил тогдашний ее руководитель Борис Ложкин.

С женой было все еще сложнее. Я до того момента вообще не собирался идти в политику. А во время революционного момента непонятно, к какому берегу тебя прибьет, вне зависимости от того, с какого нырнул в эту реку. Она никогда не мечтала о том, чтобы я стал мэром такого огромного города, и к этой затее относилась весьма скептически. Сейчас-то, понимаю, она смирилась, но тогда это была очень острая проблема в нашей семье.

А почему не поздравил Игорь Валерьевич Коломойский надо спросить у него. Думаю, он просто не верил в мою победу», — прокомментировал Борис Филатов.

Должность мэра Днепра — большое испытание

«Не могу сказать, что должность мэра такого сложного города, как Днепр, счастье или наказание. Это — большое испытание и огромный груз ответственности, который нужно тянуть на себе. Я, конечно, понимал всю меру ответственности на этом посту. Но я не до конца понимал, насколько все в городе запущено: 80% жилого фонда изношено, 60% инфраструктуры изношено.

Если бы отмотать время на два года назад, пошел бы я на такие выборы? Трудно сказать… Но есть один человек, которому я благодарен за то, что пошел на выборы мэра Днепра. Это — Александр Юрьевич Вилкул. Если бы господин Вилкул не заявился на выборы мэра, не начал баллотироваться, то я бы в жизни сюда не пошел. Но когда он всерьез заявил о своих намерениях, понял, что я — единственный человек, способный дать ему бой. А все наши распрекрасные либеральные кандидаты, бегавшие в тот момент по периметру выборов мэра, не имели против Вилкула ни единого шанса. Я понял, что не могу дарить родной город всей этой криворожско-донецкой камарилье, которая по сути втолкнула страну в революцию и последующую войну. И поэтому здесь я Саше искренне благодарен», — рассказал мэр Днепра.

Почему Филатов был против названия Днепр?

«Я был не против переименования города как такового. Я был против того, что это решение принималось без малейшего согласования с территориальной громадой города. С 1 декабря 2015 года, когда я официально принял присягу мэра, принял для себя решение, правильность которого подтвердили все последующие события.

Я, как мэр, должен представлять всех жителей города. А Днепр — очень сложный город, многоликий. Город в своих электоральных симпатиях разделился практически на две равные части. Даже в горсовете депутаты поделились 32 на 32.

Поэтому я не мог идти на поводу у своих избирателей. Или у «патриотической» части земляков. Поэтому я должен отстаивать интересы всей территориальной громады города, включая и тех людей, которые за меня не голосовали.

Я видел реальную социологию по вопросу переименования города. А против его переименования было практически 80% горожан. Не скажу, что все они чтили память Всесоюзного старосты Григория Петровского, просто люди имя города воспринимали, как имя собственное. В числе вариантов переименования предлагалось оставить и прежнее название, но вторую часть названия «петровск» воспринимать, как будто это в честь апостола Святого Петра. Понятно, что это было манипуляцией сознанием, но я выступил против названия «Днепр» потому, что в Верховной Раде это решили сами по себе, не спросив днепрян. А они были против. Но у Верховной Рады получилось в точку, тем более, что все сокращенно привыкли называть наш город Днепром. В любом случае такое название лучше, чем Горишние Плавни или нечто подобное в современной топонимике страны», — уверен Борис Филатов.

«Пусть мою деятельность оценивают люди»

«Доволен ли я своей деятельностью на посту мэра Днепра? Не мне ее оценивать, это пусть делают горожане. Но я вижу обратную связь с людьми. Иногда на прием к мэру приходит до 80 человек. Конечно, есть в моей работе какие-то ошибки, недочеты, есть откровенные поражения. И тем не менее, думаю, у меня получается.

В начале много цирка устраивали депутаты горсовета. Но теперь они, кажется, уже пришли в чувство. Всегда депутаты считали, что секретарь горсовета — «директор» горсовета, второй человек после мэра, как минимум. Может формировать группы влияния и крутить «свое кино». Плюс мои оппоненты считали, что в городе будет три мэра. Я шел на выборы с лозунгом, что городу нужен сильный мэр. Поэтому решили со мной повоевать. Довоевались до того, что из 25 депутатов «Оппоблока» в этой фракции осталось всего 7. А остальные выстроились стройными рядами и идут «в светлое будущее» вместе с мэром», — говорит Борис Филатов.

«Идиотов в горсовете не много, но есть пара феерических личностей»

«Совсем невменяемых депутатов в горсовета практически нет, зато есть пара совершенно феерических личностей. Не этично называть их имена в их отсутствие, но для меня до сих пор загадка, как они вообще в депутаты попали. Есть коронная фраза: «Некоторым в зале поможет только галоперидол». И так оно и есть.

Хотя и в стране после Майдана и Революции достоинства произошел какой-то психоэмоциональный взрыв, поднявший наверх как пену огромное количество совершенно неадекватных людей. И они не то, чтобы психи, но совсем не способны к созидательному труду. Такие люди не построили в своей жизни даже собачьей будки, но с претензиями на знание, как перестроить всю страну», — говорит мэр Днепра.

«С Коломойским я никогда не был особо вместе»

«Не могу сказать, что когда-то был с Игорем Валерьевичем Коломойским особо вместе. Да, мы с ним знакомы, работали вместе. В свое время я был адвокатом группы «Приват». Но я был не только адвокатом, а обслуживал все крупнейшие финансово-промышленные группы Украины и знаком со всеми олигархами. Но я никогда не был сотрудником «ПриватБанка» и не был у Игоря Валерьевича на побегушках.

А сегодня наши отношения приобрели несколько иной характер. И уже месяцев 10 мы не общаемся вообще. Просто оба поняли, что в настоящий период мы друг в друге не нуждаемся. Главное, я ему ничего не должен. Даже во время своей избирательной кампании я прошел ногами все дворы города. Потом мы со своим штабом посчитали, оказалось было 50 с лишним тысяч контактов с горожанами.

Да, меня, Коломойского и Корбана некоторые люди называют бандитами. Но это — ярлыки. А у каждого человека своя история. Но я не бандит так точно.

Есть такая наука — лингвистическая философия, говорящая о том, что у людей возникает много проблем из-за того, что они вкладывают разный смысл в одно и то же понятие. Есть названия «олигархи», «финансово-промышленные группы», Михеил Николозович Саакашвили любит все обзывать барыгами. Но барыги-то далеко не все, — уверен Борис Филатов.

«Коломойский — самый яркий украинский олигарх»

«Я знаком со всеми олигархами страны лично. Игорь Валерьевич, безусловно, самый яркий из них, остальные по харизматичности и близко не приближаются.

Взять хотя бы его губернаторство в самом сложном, 2014-м году. Почему он это сделал, а остальные олигархи нет, не знаю. Видимо, Игорь Валерьевич, как человек увлекающийся, в тот момент почувствовал, как говорят по-английски «fаn”. Но без него Днепропетровск не удержали бы. Можно по-разному оценивать нашу работу в Днепропетровской ОГА, хотя она не идет в сравнение с тяжестью работы тех, кто добровольцами ушли на фронт, потеряли там здоровье, кто-то — жизнь, попали в плен. Это — совсем другие вещи.

Но именно фигура Игоря Валерьевича в тот момент была точкой кристаллизации. Он сумел объединить не объединимое, и каждый член его тогдашней команды внес свою лепту в то, что границы ДНР и ЛНР не проходит по левому берегу Днепра. Старались все, но без Коломойского всего этого не было бы. Свое имя в историю он вписал.

Вспомнит ли об этом Родина? А какая? Он же сам говорит, что у него три паспорта. Но большое видится на расстоянии, и история оценит нас всех, пусть через 5 или 10 лет, но оценит. Мы все сделали такую работу, за которую не стыдно будет перед детьми», — сказал Борис Филатов.

«Дмитрий Ярош самодостаточен»

Финансировал ли Коломойский «Свободу»? Думаю, нет, а вот «Правый сектор» точно да. Могу сказать больше, Дмитрий Ярош (ред. — глава «Правого сектора») — мой личный друг. Мы знаем друг друга очень хорошо. Но то, что есть у Яроша в голове, есть только у него в голове. Он — человек абсолютно самодостаточный. И записывать его в чьи-то команды неправильно. Его часто записывали и в правые радикалы, и в предатели идеалов Майдана, и в сотрудники спецслужб, и в агенты Кремля. Все это чистой воды чушь. Ярош самодостаточен», — уверен мэр Днепра.

Публичных политический амбиций у Коломойского нет

«Мне трудно сказать, есть ли политические амбиции у Игоря Коломойского вообще. Но публичных политических амбиций у него точно нет. Он — такой себе человек из чулана, Карабас Барабас, дергающий за ниточки. Это — крупный игрок, шахматист, играющий на многих досках. И никто не знает на скольких именно, и на какой из них он ведет партию в данный момент. Коломойский — однозначно гений, вот только не известно добрый он гений или злой», — сказал городской голова Днепра.

О партии «УКРОП» и Корбане

«Вот тут я буду максимально аккуратен в оценках и вот почему. Мне больно говорить об этом, я стоял у истоков этой политической силы, и она не задумывалась, как олигархический проект. В тот момент мы искренне верили, что сможем собрать вокруг себя лучших людей. И у нас в начале это получилось. Но после того, как в партии произошел переворот, после того, как Геннадия Корбана задержали и арестовали, думаю, что партия пошла по наклонной вниз. Комментировать это я не буду, поскольку стыдно даже не за ту камарилью, которая заседает сейчас в политсовете «УКРОПа», а именно за то, что мы не оправдали доверие людей.

Название партии было продуктом синергии, но именно это название, по-моему, первым озвучил Геннадий Корбан. Именно он предложил расшифровывать это название как «Украинское объединение патриотов».

Геннадий Корбан — мой друг. Его называют самым выдающимся рейдером Украины, а я сказал бы, что он — самый выдающийся антикризисный менеджер страны. Могу сказать, что Геннадий Корбан никогда в своей жизни не толкнул слабого, не подставил подножку падающему и не залез рукой в бюджет. Да, он участвовал в многочисленных корпоративных войнах, но когда он воевал с Коломойским против Ахметова или с Ахметовым против еще кого-то, это можно назвать рейдерством? Думаю, нет. Он — достаточно бесстрашный человек, ибо нет богатыря смелей, чем напуганный еврей. А на него трижды покушались: со стрельбой, со взрывом и в 14-м году сепаратисты, но там спецслужбы это предотвратили на стадии подготовки. Будем надеяться, что в Украину он вернется и даже еще до Нового года», — рассказал Борис Филатов.

Филатов о Вилкуле

«Меня часто упрекают, что в своих постах в «Фейсбуке» я слишком резкий и дерзкий. Так я и в жизни такой, поскольку постоянно приходится держать удар. Идет ли это мне во вред? Иногда да, но чаще идет во вред не мне.

Мы никогда с А. Ю. Вилкулом не были прителями, но одно время достаточно плотно общались. Более того, наши профессиональные карьеры начались у Юлии Владимировны Тимошенко. Это — не секрет, просто Саша это не любит афишировать. Так вот, я в «Единых энергетических системах» был юристом, а Саша — менеджером по горно-металлургическому оборудованию. Мы с ним знакомы с 1994 года. Но когда Саша стал вице-премьером, у него выросла такая корона, что могла зацепить осветительный столб. А я такого не люблю. И сказал ему как-то: «Жизнь в политике — восхождение в гору, после вершины будет спуск, и там в кустах, Саша, я буду сидеть и ждать тебя». И сегодня он — никто, поет себе «Катюшу» по вокзалам под гармошку», — поделился воспоминаниями Борис Филатов.

Саакашвили — человек-парадокс

«Саакашвили — человек-парадокс. Он умудрился поругаться со всеми, и с теми, с кем можно было ругаться, и с теми, с кем совсем нельзя. Мне нечего с ним делить, но мы с ним чуть не подрались на довыборах на 205-м округе в Чернигове. Он приехал поддерживать Сергея Березенко, и стал меня обзывать накачанным ублюдком. В общем, нас охрана еле растянула.

Зачем Михеилу Николозовичу нужно было устраивать этот безобразный демарш. А с Сергеем у меня сейчас абсолютно нормальные рабочие отношения. Умные люди всегда найдут точки соприкосновения, а Михеила Николозовича я не назвал бы таким человеком.

Я пришел из бизнеса и мыслю позитивистскими категориями, но очень не люблю мессианства и мессий.

Саакашвили приветствуют за то, что он — единственный из президентов на постсоветском пространстве, кому удалось провести реформы в стране. Я был в Грузии, и там к Саакашвили отношение разное. И неизвестно, успех грузинских реформ — его заслуга или покойного Кахи Бендукидзе. Вот правоохранительную систему он действительно реформировал успешно, а остальное…», — считает Борис Филатов.

О Сергее Лещенко

«Да, я действительно назвал его дешевым сученышем. А еще я назвал его бородатой женщиной в силу его моральных качеств. С ним мне стало все ясно после того, как он в 2014 году приехал в Днепровскую ОГА с Мустафой Наемом и они нам рассказывали, какие мы тут все молодцы, как мы удержали всю Украину. А спустя какое-то время господин Лещенко заявил, что добровольческие батальоны — частная армия Коломойского по образцу батальонов Кадырова. И Лещенко активно вбрасывал эту мифологему в народ.

Сейчас я мэр, и не имею права обсуждать действия первых лиц государства, но скажу, что эту мифологему вталкивали в голову и Петру Алексеевичу, когда его пугали Коломойским. А это — чистая неправда», — рассказал мэр Днепра.

О Марине Порошенко

«Можно ее любить или нет, но ей нельзя не восхищаться. Госпожа Порошенко неоднократно приезжала в наш город. Она курирует инклюзивное образование. Это — не просто реклама или имитация бурной деятельности. Я видел, как она за это дело болеет. У нас было с ней много разговоров на разные темы. Она — действительно достойнейшая женщина.

Можно не любить Президента, Премьер-министра, Генпрокурора, но когда обсуждение их деятельности переходит на их жен, детей, низко. Этого не должен позволять себе обыватель, не говоря уж о журналистах. Считаю, что такое недопустимо», — считает Борис Филатов.

О журналистах

«Анатолий Шарий — враг государства, поэтому я ему и угрожал. Пусть это даже и мое личное мнение. Он за счет своей манипулятивной риторики в события 2014 года подлил очень немало бензинчика. Вроде бы он ни к чему не призывал, но горящие спички подкидывал. Агент ли он ФСБ или нет, уже не столь важно», — сказал Борис Филатов.

За Олега Царева предлагал 500 тысяч долларов

«Да, предлагал, поскольку Олег Царев — человек, который все эти безобразия и организовывал. Когда мы его таки кышнули в Москву, точно знаю, что он, сидя на Старой площади, оттуда вещал в Украину, что скоро приедет на русских танках, и нам всем будет плохо.

Олежка добегался, и кто-кто, а он был — лидером всего сепаратистского движения. Поэтому за него 500 тысяч долларов отдать было совсем не жалко. И если бы его нам доставили, то мы передали бы его СБУ, как и прочих сепаратистов. «На подвал» мы никого сажать не собирались, только официальное наказание через следствие и суд. Все это были мифы, как и то, что Филатов мечтает вешать жителей Крыма, о чем распространялся тот же Шарий», — сообщил Борис Филатов.

Об отжатой собственности в Крыму

«После аннексии и оккупации Крыма новые российские власти отобрали у меня несколько хороших земельных участков. В том числе около 4 га в районе гостиницы «Ялта Интурист». Сегодня по этому поводу совершенно не переживаю. Имущество и деньги сегодня есть, завтра — нет, главное, чтобы все были живы и здоровы.

При президенте Путине Крым в состав Украины точно не вернется, а то, что там будет все хуже и хуже, это точно. И в обозримом будущем Крым ждет судьба северного Кипра», — считает мэр Днепра.

Об отношении к России

«Я — этнический русский. Когда мой папа умирал, то просил, чтобы я разыскал корни нашей семьи. Пять лет этим занимался, привлек компанию из Санкт-Петербурга, занимающуюся генеалогией. Они ездили по архивам, и установили, что я — из псковских крестьян. А Филатов — производная от имени Феофилакт (любимец Бога), а у крестьян фамилий не было, но был некий Афиноген Филатович, от которого мой род и пошел.

Я — этнический русский по отцу и матери. Но Украина — моя родина, и почему тут русские должны командовать? И мы их сюда не звали.

А за что мне любить Россию? За то, что в 2014 году народ встал на защиту своей страны, а они из Ростова-на-Дону везли сюда фугасы, гранаты и т. д., чтобы сделать нам какую-то пакость.

У меня с Россией свои счеты. Я многое могу простить России, но я никогда не прощу ей того, что меня лишили детства, юности, прогулок с женой в Крыму. А они, россияне, мня действительно этого лишили, как и остальных жителей моей страны. И по какому праву?

Путин Коломойского считает своим личным врагом. Меня? Думаю, что я для него слишком мелкая фигура, чтобы он меня вообще кем-то считал. Но когда Путин подойдет к логическому финалу своей жизни, то, оглянувшись, увидит, что вокруг него пустота», — сказал Борис Филатов.

О своих врагах

«Их хватает, но я отношусь к тем людям, которые предпочитают врагов держать ближе, чем друзей. Но у меня нет личных врагов. Мы можем воевать за власть, имущественные права, но не за личности. С такими врагами дружить не надо, надо просто понимать, что пока ты не переходишь красную черту, такие враги ее тоже не перейдут.

 

А свою жизнь я никому дарить не собираюсь. И тот, кто экономит на безопасности, тот рано или поздно за это серьезно расплачивается. Уже 15 лет пользуюсь личной охраной и чувствую себя вполне комфортно. Меня охраняет 4 человека. Личный «Мерседес» бронирован по самому высокому стандарту», — сообщил Борис Филатов.

От политики счастья Филатов не испытывает

«Когда вижу, сколько людей в политике реально сходит с ума, смотрю на эту совершенно безумную борьбу с коррупцией, иногда сижу и думаю, зачем все это было мне надо. Тем более, читаешь про себя гадости в Интернете, досаждают проверяющие органы. В общем, счастья от политики я не испытываю точно», — признался Борис Филатов.

Вот журналистом было быть куда комфортнее. Тем более, что программу я содержал за свой счет, поэтому и показывал там то, что считал нужным, а не то, что мне скажут показать.

Украину я не покину

«Эту страну я покидать не собираюсь. Я тут родился, вырос, тут похоронены мои родители, тут живет моя семья. У меня было масса возможностей уехать, получить паспорт, второе гражданство. Все это я мог сделать, когда был бизнесменом. Но не сделал. Сегодня, став политиком, об этом уже не может быть и речи. Я своей жизни без Украины не представляю», — сказал Борис Филатов.

В деньгах нет счастья, но…

«В деньгах счастья точно нет, но их наличие — мера свободы, длина поводка. Если у тебя нет денег, то и поводок у тебе короткий-короткий. А счастье — быть в ладу с собой. Но последнее время все чаще задаюсь вопросом: «А в ладу ли я с собой?». Да, у меня много получается, мне доверяют. Но счастье ли это? Подумаю об этом завтра, как говаривала героиня известного фильма».